Драчева обвинили в коллапсе и катастрофе биатлона России: мира не будет

Пять членов правления СБР объяснились перед регионами

И так будет ближайший месяц. Обвинения, обиды, дойдет снова и до оскорблений. Все затихнет, видимо, к самой конференции СБР, когда оппозицию задавят. Или, когда она поменяет мнение также стремительно, как и с тренерскими кадрами. Правда, кто в биатлоне главная оппозиция, предстоит еще решить. Часть правления СБР выступила с огромным списком претензий в адрес действующего президента Драчева. А потом заявление с официального сайта удалили. Не для всех глаз, сказали, это писали. По регионам должно было уйти.

Драчева обвинили в коллапсе и катастрофе биатлона России: мира не будет

фото: АГН «Москва»

Кто эти люди, что проходят под названием «правление»? Десятка смелых, взявших на себя ответственность за судьбу биатлона в России. Как счастливую, так в последнее время и стабильно незавидную. Это президент Владимир Драчев. Министр строительства Владимир Якушев, который для широкой общественности особенно и не светится, в голосованиях часто не участвует. Известные и титулованные биатлонисты Сергей Тарасов и Сергей Чепиков. Драчев, Тарасов и Чепиков – явно идут по одному пути.

А вот другие известные биатлонисты – Виктор Майгуров и Иван Черезов выбрали дорогу с первым вице-президентом Алексеем Нуждовым и главами региональных федераций Андреем Левуниным, Алексеем Ермашовым и Юрием Векшиным. Эта группа и настояла своими голосами на проведении внеочередной конференции (одиннадцатого июля в Москве), а пятеро из шести выступили теперь с разъяснительным письмом для тех, «кто еще не понял».  

Суть его – Президент (с большой буквы, как диктует орфография документов наших федераций) – не просто слабак, но и ведет подрывную работу. Лихое у письма начало: основными причинами для решения о созыве внеочередной отчетно-выборной конференции стали «управленческий коллапс и катастрофическое состояние дел в Союзе биатлонистов, вызванные действиями его Президента».

И далее – 12 пунктов обвинений. Часть сводится к отсутствию денег: финансовая ситуация в СБР уже в течение года ставит под прямую угрозу нормальное функционирование аппарата Союза, института сборных команд и действующих программ развития и поддержки биатлона.

Часть – к тому, что Драчев наносит «существенный экономический и репутационный ущерб СБР», «систематически и последовательно не выполняет решений Правления Союза», «не контролирует текущую ситуацию и полностью оторван от решения реальных задач», «систематически публично раздает популистские и часто взаимоисключающие обещания, совершенно не сообразуясь с возможностью их выполнения». Еще – «не имеет собственного мнения по многим важным вопросам, и слишком часто доверяет людям малознакомым с положением дел в российском биатлоне, преследующим личные, часто наносящие прямой вред СБР, интересы». 

Слов очень много. Подписали документ пять человек: Нуждов, Майгуров, Векшин, Черезов и Левунин.

…За последние олимпийские циклы СБР менял президентов не раз. От смены президентов ситуация менялась, но только – в худшую сторону. «Хороший» президент, не вызывающий скандалы, – вовсе не панацея от провалов. Вливающий деньги в структуру и реализующий бизнес-модель – тоже. Грамотный функционер, филигранно умеющий лавировать на биатлонном (и не только) пути, – тоже. Кто же нужен нашему биатлону?

Биатлон – всегда взрывной сериал. А к сериалам прикипаешь. Этапы Кубка мира держат в напряжении с осени и всю зиму. У нас там хватает огорчений, даже если есть удачи. Потому что болельщик так устроен: нужны победы.

Но разбираться в «управленческом коллапсе» – дело все же не зрителя, а вышестоящих структур. Как и в том, кто нужен нашему биатлону.

Недавние слова личного спонсора лучшего биатлониста России Александра Логинова, одного из богатейших людей России Сергея Колесникова поразили: «Знаете, у нас есть еще одна проблема. Она чисто русская. Когда я спрашивал: «Почему ушел Михаил (Прохоров. – ред.)», мне отвечали, что он обещал две золотые медали в Сочи, а взял одну. Михаил сделал очень немало. Он реально потратил много своего времени и финансов. Но вместо того, чтобы наградить, его отругали. Я посмотрел, что там происходит в СБР. У людей какие-то завышенные ожидания. Что бы ты ни делал, обязательно попадешь под огонь критики. Это некомфортная позиция для меня. Какая тогда мотивация тратить кучу денег и ресурсов? Ожидания – высокие, оправдать их сложно. У нас в России развита отрицательная мотивация – всегда ругать».

В биатлонном сообществе эта отрицательная мотивация, похоже, превалирует над здравым смыслом. Вот половина правления написала заявление, говоря «шершавым языком плаката»: нет – Драчеву! И что? Недолго оно висело на официальном сайте, удалили.

А объяснение таково: «Размещение заявления членов правления СБР на официальном сайте СБР стало следствием технической ошибки. Данное заявление предназначалось для рассылки в региональные федерации биатлона». Странные такие технические ошибки. Или пробный камушек? Насыщенно люди живут на карантине.

Большинству зрителей все равно, кто станет президентом СБР. Спортсменам – важно. Но тот же Александр Логинов, например, переживает уже третьего руководителя. На его тренировочный процесс неразбериха во властных структурах, конечно, влияет (в прошлом сезоне сорванные сборы, известное «веселье» с контрактами), но он и к ней, похоже, приспособился.

И юным, молодым спортсменам и тренерам, которые тоже зависят от планов и возможностей головной организации, все же важны не сама личность руководителя, а планы развития. И требовать регионам их наличия, а главное – исполнения, нужно. Стопроцентно. Вопрос – с кого? 

Если удаленное письмо почитать: Карабас-Барабас нашего биатлона, он же президент СБР, связал своей деятельностью, то есть деятельным бездействием, членам правления руки и ноги. И теперь они, непримиримые, выход видят только в одном: Карабаса-растратчика (деньги не принес в дом, да еще и спонсоров растерял) надо гнать в шею. Вверг ведь «в коллапс и катастрофическое положение дел». А связанные-то – что могут?

Вы слышали, например, о правлении в федерации лыжных гонок? Тоже ведь есть орган, назови правлением или президиумом. И, наверное, разногласия бывают. Широкой общественности, правда, не очень известны.

Евгений Редькин, который возглавляет тренерский совет Союза биатлонистов России считает: правление должно существовать в роли совещательного органа, потому что возглавляет все, как ни крути, президент.

Прав или не прав специалист, кто скажет наверняка, не спички же тянуть? Но регионы, члены будущей конференции, десять раз должны будут еще (если от ее проведения СБР так и не откажется) подумать, какова должна быть структура управления российским биатлоном. Громким и беспощадным к своим же. Чтобы в будущем как-то уже без коллапсов.

«Я и не хочу, и не буду читать это заявление. Нахожусь в Петрозаводске на совещании по строительству биатлонного комплекса», – заявил «виновник» всех биатлонных бед Владимир Драчев. 

Прочитает, конечно. Куда же денется.

«Мы отдаем себе отчет в том, что долго подобное состояние длиться не может – это наносит непоправимый вред всему отечественному биатлону. Мы осознаем и собственную ответственность за то, что конфликт СБР зашел так далеко. Именно по этой причине мы настояли на проведении внеочередной Конференции. По нашему мнению, честный и уверенный в себе руководитель не должен бояться вопроса о доверии к его полномочиям».

Так удаленное заявление заканчивалось. У Карабаса, оказывается, нашлись родственники.

Источник www.mk.ru