Дмитрий Егоров – об отставке Сёмина и ситуации в «Локомотиве»

Дмитрий Егоров – об отставке Сёмина и ситуации в «Локомотиве»

Дмитрий Егоров

Совхоз Палыча. Кто сверг вождя и почему замолчали свиньи
Поучительная история о легенде, директорах, наивных селянах и хозяйстве, перерабатывающем деньги в навоз.

9 июня 2020, 19:00

Футбол
/ РПЛ

0

Пролог

Самое простое толкование войны в «Локомотиве» находится в четверостишии из песни Егора Летова. Заменим в ней три буквы и получится:

«Один лишь дедушка Сёмин — хороший был вождь.
А все другие остальные – такое дерьмо.
А все другие – враги и такие дураки.
Над родною над отчизной бесноватый снег шёл».

Сейчас очевидно, что Юрий Сёмин – вождь, а все остальные – предатели и заговорщики. Юрий Сёмин – создатель, а все остальные – бесы, Юрий Сёмин – бессребреник, а все остальные – казнокрады и плуты, Юрий Сёмин – молодец, а все остальные – такое…

Дмитрий Егоров – об отставке Сёмина и ситуации в «Локомотиве»

Юрий Сёмин (спиной к кадру)

Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

Но что тексты «Гражданской обороны», что драма в «Локо» не терпят одномерности — в любой схватке соперники всегда имеют как уязвимые стороны, так и бесспорные достоинства. И вот сейчас, забывая о личных симпатиях к Юрию Павловичу, нам важно подумать о трёх вещах.

1. Почему между Юрием Сёминым и руководством «Локо» началась война?
2. Почему акционеры клуба, явно рискуя, избавились от легендарного тренера?
3. Что с «Локомотивом» будет дальше?

Ферма

Давайте пофантазируем и представим, что наш футбол – это типичный совхоз разгара эпохи застоя, где народное зерно разбазаривается, а прожорливая скотина не даёт ни молока, ни мяса. Находится это хозяйство на иждивении государства, живёт в убыток и по большей части выглядят жалко. Но среди руин есть 4-5 особых ферм, которым разрешено сжирать чуть ли не больше, чем всем остальным. Этим фермам дают деньги вне квоты на самую дорогую скотину, лучшую технику и богатый, сбалансированный корм. Взамен же практически ничего и не требуют — ни продуктов, ни отчётности, ни окупаемости.

Достаточно лишь в нужный для государства момент – например перед каким-нибудь голосованием — веселить народ и отвозить скотину на международные ярмарки, где она якобы прославит страну. Собственно, за место на этих ярмарках иждивенцы и борются, тем самым хоть как-то оправдывая своё существование.

Но даже среди таких «золотых» совхозов есть особенный представитель. Ни долгие годы без побед, ни падение народного интереса, ни скандалы никак не влияли на дотации – десятки миллиардов рублей на ферме годами превращались в навоз. И так было вплоть до 2015 года, когда государство внезапно расширилось, а вот бюджеты всех уровней, наоборот, вполне ожидаемо сузились. Так что пока вся страна потуже затягивала пояса – на один вполне монопольный транспортный кооператив, исторически несший на себе в качестве соцнагрузки этот совхоз, нагрянул государственный ревизор. Ревизора особенно интересовало, что наш совхоз вообще производит, почему столько потребляет и не лучше ли его и вовсе закрыть?

К счастью, в кооперативе нашлись влюблённые в сельское хозяйство и близкие к президенту товарищи, которые убедили, что без совхоза селян оставлять нельзя. Мол, радует ферма народ. Вот так совхоз и сохранили. Правда, с условием, что расход надо уменьшать, селян – привлекать, а деньги – зарабатывать и если и не возвращать, то хотя бы больше не клянчить. Казаковать по-старому уже нельзя.

Дмитрий Егоров – об отставке Сёмина и ситуации в «Локомотиве»

Тест. Что вы помните о Сёмине в «Локомотиве»?
История отношений длиною в 24 года.

План

Дмитрий Егоров – об отставке Сёмина и ситуации в «Локомотиве»

Анатолий Мещеряков, Олег Белозёров, Дмитрий Булыкин и Илья Геркус

Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

Для реализации задачи первым делом кооператив убрал злившее людей прежнее начальство и создал новый сельсовет. К народу сельсовет, конечно, отношение имел минимальное, но представлен был непохожими и поэтому следившими за аппетитами друг друга товарищами. Вошли в него и чины, и купцы, и заслуженные работники совхоза. Председателем же был выбран опытный номенклатурный боец, уже лет дцать работавший на руководящих должностях в кооперативе и параллельно управлявший другим нагрузочным для кооператива сельхозугодием.

И вот после серии собраний сельсовет выработал план-пятилетку.
1. Вернуть интерес людей.
2. Навести марафет для спонсоров.
3. Попадать на лучшие ярмарки и зарабатывать на них.
4. Покупать качественных, но недорогих хряков, растить местных поросят и получать деньги от перепродажи скотины.
5. Двигаться к самоокупаемости.

Задача стояла архисложная и архиважная, поэтому сельсовет пригласил в совхоз лучших, свободных мастеров.

Современного директора, конёк которого – умение очаровывать как инвесторов, так и селян. Сам же директор призвал за собой и зарубежного селекционера, способного пригласить добрых хряков.

Легендарного и обожаемого народом зоотехнолога (в дальнейшем – просто технолога), с именем которого были связаны главные достижения в истории совхоза. В общем, собрались они все, присели на дорожку — и дело, пусть и не мгновенно, но заспорилось.

Дмитрий Егоров – об отставке Сёмина и ситуации в «Локомотиве»

«Аргументы за Сёмина как за Путина. Он должен править вечно». Дебаты Уткина и Селюка
Друг Палыча и агент — с одной стороны. Главный футбольный блогер и его главный медийный противник – с другой.

«Светлый путь»

Дмитрий Егоров – об отставке Сёмина и ситуации в «Локомотиве»

Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

Для начала они вместе и, как судачат злые языки, не без помощи авторитетных людей, далеко смотрящих с восточной крыши столицы, сохранили своих лучших молодых поросят, которые уже готовы были сбежать за лучшей жизнью в казанский цирк. Никого не потеряв, совхоз приобрёл лучшего взрослого местного хряка и очень жирного бразильского борова с соседней фермы, которые вместе с остальным скотом и под руководством легендарного технолога выиграли первый кубок.

На волне успеха возвращались в совхоз и селяне — тем более директор радовал их концертами и новыми боровами с хряками. Но особое счастье, конечно, дарили светлый лик и пламенные речи народного технолога.

Благоволила ферме и окружающая среда: у соседей в те годы всё время что-то да случалось — то голод у коней, то пожары у свиней, то в самом богатом госхозе отравление итальянскими продуктами.

В таких тепличных условиях наш совхоз за какие-то пару лет взял также главную в стране медаль и получил путёвку на лучшую европейскую ярмарку. К успеху удалось прийти так быстро, что путь вырисовывался светлым, а план пятилетки видоизменялся. Директор с технологом уже требовали скот подороже, корм побогаче, а в мечтах даже собирались строить новое здание фермы, а взамен гарантировали кооперативу успех на ярмарках, несметные сокровища и аншлаги на показах.

Дмитрий Егоров – об отставке Сёмина и ситуации в «Локомотиве»

Чемпионство «Локомотива»

Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

Свержение директора

Но, говоря фразами из будущего, кубки и медали определяли успешность лишь в идеальном мире. В реальности же совхоз вновь погружалась в кризис. И вот почему.

1. Интерес селян хоть и подрос, но остался на среднем уровне, несмотря на увеселение их эстрадными артистами и художниками-авангардистами.

2. Портился и внешний облик совхоза. Уродовали его, к сожалению, лучшие люди – директор и технолог, исписавшие все заборы и стены хулой друг на друга. Технолог с помощью товарища, самого плодовитого сельского писаря, вырисовывал приглашённого директором закордонного селекционера как дурака, не разбирающегося в скоте, а директора – распушившим хвост павлином, под перьями которого скрывается бесплодный петух.
Директор же, избегая публичных баталий, исподтишка втолковывал наивным селянам и матёрым мужам из сельсовета, что пожилая легенда нарушает корпоративную этику, мешает развитию, непонятно в чьих интересах блокирует покупку добрых хряков и поросят, а также использует устаревшие методы работы со скотом.
Похоже, что каждый в их дуэте искренне верил, что именно его путь не только спасёт, но и прославит совхоз – но так вместе они его и залюбили.

3. На фоне споров и ссор провальной вышла международная ярмарка. Вроде и со жребием повезло, но занял наш колхоз последнее место и получил минимально возможный доход. Немалый, конечно, порядка 25 миллионов в иностранной валюте, но равный покупке и содержанию пусть и самого дорогого, но одного лишь польского хряка. А ведь к тому времени по велению директора и хотению технолога было взято ни много, ни мало 12 голов скота, включая редких плодовитых и умелых, но невероятно прожорливых свиней и хряков.

4. Зарабатывать на скотине тоже не получилось. За деньги был продан лишь один кабан-переросток, да и того технолог скорее не продал, а сплавил за буйный нрав на соседнюю свиноферму. За остальных же — даже престарелых, больных и бесплодных хряков – технолог бился и постоянно требовал улучшать им жизненные условия. И, надо сказать, скотина была технологу благодарна.

5. Несмотря на победы, совхоз, утопающий в грязи скандалов, оставался глубоко убыточным для кооператива.

Дмитрий Егоров – об отставке Сёмина и ситуации в «Локомотиве»

Ещё 7 лет назад казалось, что Сёмин — всё. Как он смог перезапустить карьеру
Неизвестные подробности работы Палыча в Азербайджане: там его боялся пресс-атташе клуба, в котором он работал.

План «Светлого пути» проваливался, и сельсовет был поставлен перед выбором, с кем из участников конфликта расстаться: с технологом или директором…

Хотя какой это выбор? Технолог оставался в любом случае, иначе селяне просто пожгли бы всё сено. Да и миссия директора с селекционером уже была выполнена — ведь ни на золотую крышу для здания фермы, ни даже на покупку новых свиней у корпорации просто не было средств. Дело в том, что самые жирные хряки, как оказалось, покупались в рассрочку, а выплаты падали на совхоз как лавина. Дошло до того, что сельсовет уволил директора за якобы неумение вести плановую финансово-хозяйственную деятельность, а в конце концов ещё и подал на него в суд, обвинив в растратах. Но о правомерности иска до суда говорить нет смысла. Да и спросить хочется: если всё так, то куда смотрел сельсовет? Ну да ладно, важно сказать, что директор с его иностранным селекционером сделали для совхоза много полезного: веселили народ, коллекционировали трофеи, умудрились затащить на ферму уникальных и готовых к победам экземпляров из Португалии, Италии и Франции. Так что пусть директор и не устоял в войне с технологом, но всё же остался висеть на доске почёта совхоза как один из творцов победы на местной ярмарке.

Дмитрий Егоров – об отставке Сёмина и ситуации в «Локомотиве»

Юрий Сёмин и Илья Геркус

Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

Новая экономическая политика

Сельсовет же победившему в аппаратной войне технологу объяснил, как совхоз будет жить дальше.

1. Новый директор был антиподом прежнего. Не приглашённый, а из членов сельсовета. Не свободный затейник, а жёсткий и хмурый государственник. Не мечтатель, а экономщик. Если прежний директор когда-то был главным по видео первенства совхозов, то новый управлял центральным каналом всего сельского хозяйства, а затем получил для себя компанию, которая показывала на весь мир аж целую Олимпиаду. И, похоже, особых нареканий к работе не получил.

2. Под контролем кооператива и сельсовета прежде остававшийся в тени председатель и новый директор должны были избавляться от излишков, экономить на корме, продавать лучших хряков, покупать молодых иностранных поросят, растить своих – и зарабатывать на них. Готовых же хряков теперь можно было брать лишь в исключительных случаях. Например, при подготовке к продаже польского хряка или пары своих пользующихся спросом поросят, разрешается взять куда более дешёвого, но умелого хряка хорватского.

3. От технолога требовалось работать в рамках общей стратегии, не противостоять сельсовету и кооперативу, а также добиваться максимально возможного результата, но не ниже того, который бы позволил показать кузькину мать европейским фермерским хозяйствам.

Дмитрий Егоров – об отставке Сёмина и ситуации в «Локомотиве»

Эдер и Гжегож Крыховяк (на переднем плане)

Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

Новая экономическая политика сильнее всего ударила по технологу. Свергнув предыдущее начальство, он не только остался без новых завоеваний, но и лишился части владений. Ведь если прежний директор вёз ему хряков и зерно в несметных количествах, то новый всё больше занимался изъятием. Быть же обычной частью кооперативного механизма легенда уже не хотела и выбрала путь вождя. Так началась вторая, куда более принципиальная и священная война технолога.

Дмитрий Егоров – об отставке Сёмина и ситуации в «Локомотиве»

Как больших тренеров увольняли из топ-клубов РПЛ. Не со всеми прощались полюбовно
Расставание с Юрием Сёминым на этом фоне прямо «мир-дружба-жвачка».

Вождь с вилами

Он принципиально отказывался от продажи хряков, не пускал на территорию совхоза молодого порося из Бразилии и даже не хотел его, бедного, узнавать, хотя в курсе покупки, конечно же, был. Отнекивался технолог и от скотины, которую сам прежде и предлагал – лишь бы её не привезли директор с председателем. Так в другие совхозы отправилась парочка недорогих поросят из Чехии.

Поддерживал технолог селян, которым повысили совхозные цены, требовал ещё корма скотине и делал всё этого громко, прилюдно, открыто – в общем, саботировал почти все пункты сельсоветского плана.

Только вот одну деталь технолог, находясь в упоении от предыдущей победы, упустил: на этот раз боролся он не только с директором и даже не с сельсоветом и его председателем, а со всем кооперативом и его главой. В общем, как в той песне про «поезд в огне» – воевал вождь сам с собой. Причём с ограниченным арсеналом оружия.

Дмитрий Егоров – об отставке Сёмина и ситуации в «Локомотиве»

Юрий Сёмин и Василий Кикнадзе

Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

Почти весь порох исчерпался на новой ярмарке. Со жребием на этот раз не повезло: против сильных и богатых технолог со скотом стояли до конца, но, отдав все силы, вновь стали последними. Не помогла и аренда самого дорого в истории совхоза свина из Италии. Пришла беда и на территорию фермы. Скот поражали болезни, характерные для перенапряжения. Технолог пытался было во всём обвинить директора — мол, замучил он всех своей экономией, но причины массовых эпидемий всё же крылись не в психологии.

К концу года скотина совсем уж ослабла и проигрывала даже тощим соседям, а технолог, хоть и громко командуя, остался с одними лишь вилами. Председатель с директором ещё предлагали ему сложение оружия, мира и жизни по правилам сельсовета, но вместо этого технолог, в обход нескольких боссов, прорвался к главе кооператива.

Тогда всё и решилось.
«Вы уделяете совхозу мало внимания, — вразумлял вождь. — Меньше, чем предыдущие руководители»…

И с той поры сельсовет и директор начали поиск нового технолога. Перестроить пожилую легенду, контракт с которой заканчивался в мае нового года, на следование новому курсу кооператива оказалось уже невозможным.

Дмитрий Егоров – об отставке Сёмина и ситуации в «Локомотиве»

«Николич — моя ответственность». Кикнадзе — о расставании с Сёминым и проблемах с фанатами
Подробные ответы гендиректора «Локо» на волнующие вопросы.

Прощание легенды

Дмитрий Егоров – об отставке Сёмина и ситуации в «Локомотиве»

Юрий Сёмин

Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

Впрочем, кооператив признавал, что технолог лучшее, что когда-либо случалось с совхозом. Что и вождём-то он стал не со зла, а потому что считал совхоз своим творением и хотел для него побед, а для скота и селян – лучшего. Поэтому технолог-то и любим народом как свой – и пусть он в том числе и за счёт кооператива очень богат, хитёр и, как и все в этом сельском хозяйстве, совсем не так бел, бескорыстен и прост.

В общем, прощаться с легендой нужно было по-особому, не на ножах и с достоинством: задобрить технолога почестями, при жизни поставить ему памятник на входе в главную усадьбу совхоза и устроить такое народное гуляние, чтобы от умиления плакала вся страна. И, может быть, с этой задачей сельсовет ещё бы и справился, но мир накрыла глобальная эпидемия. Напасть остановила всё сельское хозяйство, совхозы бездействовали, а сезон продлевался на неопределённый срок. Ситуация для сельсовета стала патовой: убрать технолога в мае чуть ли не посреди чемпионата – устроить грандиозный скандал. Продлить контракт – получить вместо перестройки возможное продолжение холодной войны. Причём сохранение технолога, учитывая весенний прогресс совхоза и возвращение его в группу лидеров даже без новых покупок, выглядело вполне вероятным.

Но пока в сельсовете думали, как поступить, набравшийся сил вождь внезапно пошёл в новое наступление. Сложно сказать, было ли оно вызвано желанием просто защитить и обратить в свою сторону сотрудников совхоза или речь шла о намеренной акции против всего кооператива, но вместе с другом-художником технолог опубликовал ноту протеста из-за очередного, но временного снижения расходов, вызванного пандемией.

Дмитрий Егоров – об отставке Сёмина и ситуации в «Локомотиве»

Они убрали не Сёмина. Они убрали «Локо». И кому теперь нужен этот «Локомотив»?
Егоров – о главной теме недели.

И нам важно по пунктам разобрать, почему именно этот шаг стал для вождя роковым.

1. Транспортный кооператив, в последние годы став прибыльным, начал терпеть огромные убытки из-за эпидемии. Его работа подвисла.

2. Глава кооператива вёл переговоры с правительством об оказании временной помощи.

3. Для уменьшения расходов и общей оптимизации временно закрывались непрофильные активы и сокращались зарплаты – как руководству, так и обычным сотрудникам.

4. Сельсовету спустили поручение сократить роскошь привилегированного скота на 40 процентов – ориентировочно на пару месяцев.

5. Директор поехал исполнять поручение и встретил открытое противоборство технолога, устроившего в совхозе новые волнения и рассказавшего, что скот и так живёт тяжело, а зарплаты лучше снижать менеджерам и депутатам.

Так самая мощная атака вождя стала и самой неточной.

Председатель и директор остались невредимыми, потому что занимались не самоуправством, а волей корпорации.

Скот остался в стороне. Он, по правде говоря, на то и скот, чтобы не бунтовать против тех, кто на самом деле его кормит.

Да и селяне почувствовали в этом мотиве какую-то фальшь. Ведь бедный скот, находящийся на иждивении государства, и так официально получает в разы больше, чем депутаты, министры и даже, о ужас, президент, что уж говорить о простых людях.

Дмитрий Егоров – об отставке Сёмина и ситуации в «Локомотиве»

Борис Ротенберг

Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

Так почему в момент, когда все страдают, технолог так сильно переживает из-за временного ограничения богатств для тех, кто ещё и не работает? Какова его цель? Не могут ли такие действия иждивенцев разозлить не только кооператив, но и вновь привлечь ревизора с его оптимизационными идеями? Примерно на эти вопросы пытался ответить сельсовет и 14 мая решил: риски от продления контракта с легендой куда выше, чем от расставания с воинственным вождём.

Технолога позвали поговорить, предлагая мир и торжественное прощание, но он ответил: «Я – и есть совхоз» — и с гордо поднятой головой отказался. Победители по жизни вообще просто так не сдаются. Вождь будет воевать до конца, пользуясь помощью наивных селян, самых плодовитых друзей-писарей, друзей-сводников из Испании и даже ради высокой цели объединяясь с бывшим директором, параллельно, сквозь зубы, признавая заслуги ненавистного ему селекционера из германщины. Вождя не остановит, не напугает и не сломит время – ведь он помнит, что расплаты с прежними обидчиками он ждал 10 лет, пока не растоптал их.

Дмитрий Егоров – об отставке Сёмина и ситуации в «Локомотиве»

Что не так с нашим футболом. Об уходе Сёмина из «Локомотива»
Почему мы все не нужны нашим клубам, а они не нужны нам.

Что будет дальше

Даже катаясь на лучшей карете рядом со своим испанским ранчо, вождь всегда будет Святым Духом витать над совхозом, готовый прийти и назло обидчикам да на радость селянам, любыми способами вновь залезть на паровоз.

Первые попытки в пока ещё смутное время он уже делает: обвиняет председателя и директора в коррупции и других напрямую смертных грехах, через вполне искреннего друга-писаря пытается наладить отношения с главой кооператива и даже заочно намекает на источник финансирования в лице, если выражаться просто, близкого к совхозу сына влиятельного олигарха и по совместительству друга президента страны.

Впрочем, в нагрузке у друга президента и так есть другой совхоз в тёплом Сочи, да и глава кооператива в последнее время добился такой независимости, что вряд ли позволит кому-то на себя влиять. Так что триумвират — технолог, друг-сводник из Испании и сын друга президента – на сегодня возможен только в больших фантазиях. Не потому что этот триумвират плох, а просто потому что объективно невозможен.

И вот то количество стратегических и саморазрушительных промахов пожилого вождя скорее демонстрирует, что шансы на его технологический реванш в совхозе близки к нулю.

Жаль, что так получилось. Да и не очень понятно, зачем легендарному нужно было становиться вождём…

Совхоз же постепенно начнёт новую и самостоятельную жизнь. Самую дорогую скотину продадут. А коль не продадут, так отпустят. Как уже отпустили возрастного и очень прожорливого немецкого борова — питомца из багажа прошлого директора.

Закупят перспективный молодняк с прицелом на продажу, постараются довести до ума своих поросят, испытают очень спорные и не совсем понятно откуда взявшиеся, но новые, экономичные технологии в производстве.

Наверное, сократят и кормовые издержки и заживут примерно так, как другие, прежде невероятно богатые, но ограниченные в новой бюджетной реальности фермы. Заживут непросто, конечно, но и не хуже, чем какие-нибудь конезаводчики, вынужденные приглашать старых скакунов третьей свежести, гарцевавших здесь ещё 15 лет назад.

Дмитрий Егоров – об отставке Сёмина и ситуации в «Локомотиве»

Фото: Дмитрий Голубович

Эти процессы будут баламутить сельчан, будут они раздражать и живущих на комиссию от продаж агентов-селекционеров, но со временем всё успокоится так, что в совхозе всё-таки устроят прощание с легендой, а плакать будет вся страна.

Впрочем, это хороший вариант. Но есть и совсем плохой.

Председатель и директор, работающие на кооператив, не выдержат испытания благами совхоза, или вскружат им головы медные трубы, или потратят они ещё больше, чем прежнее руководство, а в сельсовете не найдётся никого, кто успокоит ревизора и не заступится за ферму перед президентом.

Ну, что тогда?

Никто ж не думал, что ЗИЛ снесут? Что торпеда утонет? Так что ничего удивительного, если из нашего горемычного сельского хозяйства в неизвестные дали укатится какое-то там по счёту колесо… Впрочем, кого сейчас интересуют варианты. Шлём их на три буквы и повторяем как мантры:

«Один лишь дедушка Сёмин — хороший был вождь.
А все другие остальные – такое дерьмо.
А все другие – враги и такие дураки…»
Аминь.

Источник www.championat.com