«А этого ли я хочу?»: внутренняя мотивация, и как её развить

 «А этого ли я хочу?»: внутренняя мотивация, и как её развить

«Мотивация» – слово, которое звучит сегодня со всех сторон. Несмотря на прочную ассоциацию с малополезными тренингами личностного роста, на этом понятии «замешаны» многие наши решения и поступки. Более того, её присутствие/отсутствие, качество, сила могут говорить о нашем психологическом состоянии не меньше, чем другие поведенческие показатели. Разбираемся с клиническим психологом Владимиром Перебейносовым, где проходит граница между внешней и внутренней мотивацией, как внутренняя мотивация связана с нашей самоидентификацией и глубинными ценностями, почему их так сложно распознать, а, осознав, интегрировать в собственную жизнь и как медитация и психологическое сопровождение помогают находить, держать в фокусе внимания, поддерживать свои ценности и мотивацию и жить в согласии с ними.

«Стремитесь быть не самым успешным, а самым ценным»
Альберт Эйнштейн

Тема внутренней мотивации, критерии, определяющие её возникновение, сила мотивационных стремлений человека и возможность их пробуждения интересуют меня на протяжении длительного времени.

Мэт Фицжеральд в книге «Как сильно ты этого хочешь?» приводит исследования Якоба Ганевара, который пытался понять зависимость результата в марафоне от особенностей поставленной цели. И пришел к выводу, что наибольшего результата достигали спортсмены, мотивированные личными целями, такими как самореализация, самоутверждение в собственных глазах или даже поиск смысла жизни. Я подумал, что это очевидно, так как об этом говорят во многих книгах по саморазвитию, бизнесу и психологии. Однако несколько вопросов не давали мне покоя, я размышлял и не мог дать на них четкого ответа:

Где границы между внешней и внутренней мотивацией? И самое главное, от каких критериев зависит ее появление?

Фактически, любая мотивация является внутренней. Даже если мы делаем что-то только для того, чтобы не получить розги, мы делаем это, исходя из внутреннего переживания страха. Эдвард Деси смог примерно ответить на эти вопросы и выделил 3 основные потребности, удовлетворение которых влияет на силу внутренней мотивации:

— потребность в самодетерминации (или потребность в автономии), которая представляет собой стремление чувствовать себя инициатором собственных действий, самостоятельно контролировать своё поведение.

— потребность в компетентности, под которой подразумевается желание субъекта достичь определённых внутренних и внешних результатов, стремление быть эффективным в чём-либо.

— потребность во взаимосвязи с другими людьми (relatedness need), которая обозначает стремление субъекта к установлению надёжных отношений, основанных на чувствах привязанности и принадлежности.

Однако, мне кажется, что вышеперечисленные потребности являются скорее тем, что поддерживает внутреннюю мотивацию, чем тем, что её создает.

По-настоящему создают внутреннюю мотивацию, придают человеку энергию и направленность, которая будет поддерживать его продолжительное время, – ценности и смыслы, которые человек вкладывает в свои действия.

Приведу пример. Известный психолог, философ, создатель логотерапии (метод психотерапии, основанный на анализе и поиске смыслов) Виктор Франкл, узник концлагеря, помогал другим людям, оказавшимся в жутких условиях, справиться с тем, что они переживают, и пытался придать им сил, будучи сам окруженный страданиями, смертью и голодом. Несомненно, он чувствовал глубокую взаимосвязь с другими людьми. Но была ли у него автономия в его действиях? Стремился ли он быть эффективным? Ответов на эти вопросы мы точно не знаем. Но, судя по его книгам и биографии, он видел глубочайшую ценность в человеческой взаимопомощи и взаимоподдержке и смысл в том, чтобы помогать другим выжить. Именно это зажигало огонь внутри него, который был в основе его активности. Вот как сам Франкл описывал свое положение в концлагере и условия работы:

«Так, я помню, как однажды утром шёл из лагеря, не способный больше терпеть голод, холод и боль в ступне, опухшей от водянки, обмороженной и гноящейся. Моё положение казалось мне безнадёжным. Затем я представил себя стоящим за кафедрой в большом, красивом, тёплом и светлом лекционном зале перед заинтересованной аудиторией, я читал лекцию на тему «Групповые психотерапевтические опыты в концентрационном лагере» и говорил обо всём, через что прошёл. Поверьте мне, в тот момент я не мог надеяться, что настанет тот день, когда мне действительно представится возможность прочесть такую лекцию» (В. Франкл, «Сказать жизни «Да!» Психолог в коцлагере»)

Получается, что ценность психологической работы и помощи + смысл направленности этой деятельности на людей и глубокое чувство причастности и взаимосвязи порождало у Виктора Франкла активность, практически не зависящую от внешних стимулов или условий:

«Что было делать? Мы должны были пробуждать волю к жизни, к продолжению существования, к тому, чтобы пережить заключение. Но в каждом случае мужество жить или усталость от жизни зависела исключительно от того, обладал ли человек верой в смысл жизни, в своей жизни. Девизом всей проводившейся в концлагере психотерапевтической работы могут служить слова Ницше: «Тот, кто знает, „зачем“ жить, преодолеет почти любое „как“».

Поэтому, как бы мы ни пытались уйти от обсуждения более глубоких и фундаментальных тем окружающей нас действительности, таких как смыслы и ценности, мы приходим к тому, что это основа наших действий, самореализации, мотивации и глубинной связи с другими людьми. Поэтому со своими частными клиентами и пациентами, попадающими в стационар, страдающими от различного рода трудностей с самореализацией, ощущения пустоты и одиночества, с теми, кто потерял мотивацию двигаться дальше, мы разбираем, живет ли человек, исходя из своих собственных ценностей, какие смыслы он вкладывает в себя и собственную жизнь, в свои действия.

Тема движения очень важна. Мы постоянно и непрерывно движемся. Даже без активного деяния происходят процессы, постепенно продвигающие нас в том или ином направлении. Поэтому стоит понимать, что движение – это естественная и ненасыщаемая потребность, а значит, необходимо лишь её пробудить; она уже есть в нас. Эта идея дает надежду на то, чтобы найти внутренние стремления в человеке и в самом себе, когда кажется, что их уже не осталось.

Мы разбираем тему того, живет ли человек, исходя из своих собственных ценностей, какие смыслы он вкладывает в себя и собственную жизнь, в свои действия.

В своей психологической практике я сталкиваюсь с людьми, живущими внешними мотивационными стремлениями, а именно с тем, чего им хватает, как правило, примерно до 35-ти лет. После этого наступает момент кризиса. Тот, кто действительно останавливается, начинает переосмыслять ценности и вставать на новый путь своего развития, как правило, обладает внутренним ресурсом для этого, сложившимся на основе его воспитания и/или жизненного опыта; способен не уйти в деструкцию, а действительно столкнуться с пугающими и сложными переживаниями.

И именно здесь я хочу отметить бесценную важность психологического и психотерапевтического сопровождения, которое способно удерживать человека от жестких провалов, помогать ему разобраться, увидеть надежду, дать опору и силы; направить энергию размышлений и возникающих чувств в действительно нужное русло.

Задание 1. Постарайтесь в полном одиночестве и придающем силы месте или в диалоге с чутким для вас человеком ответить на вопросы: Какие ценности вы видите и преследуете в собственной жизни? Что именно для вас имеет первостепенное значение? По ответам можно увидеть, живет ли человек осознанно или больше под влиянием социума или заложенных в него родительских установок. Про что эти ответы? Про ценности или больше про шаблоны и сферы жизни, которые почему-то должны быть удовлетворены и достигнуты; в которые по какой-то причине должны быть вложены силы. Поэтому необходимы ответы на вопросы: «Что именно я вижу ценного в этом мире для самого себя и других людей?  Что имеет для меня значение? В какие ценности я готов вкладывать силы и видеть, что это именно то, что мне нужно? Что наиболее важно и значимо в окружающем меня мире?» Если действительно найти ответы на эти вопросы, по-настоящему прислушиваясь к себе, и жить с ценностью этого, то придет ощущение наполненности жизни, её развития и значения.

Задание 2. Однако, далеко не всегда мы можем, осознав ценности, действительно начать путь в направлении попыток их привнести в свою жизнь. Например, я могу видеть ценность в глубоком общении и взаимодействии, однако ничего не делать для того, чтобы привнести это в свою жизнь. Здесь важно понятие «смысл». О понятии «личностного смысла» Леонтьев говорил как о субъективном значении данного объективного значения. Что по смыслу очень близко к понятию «ценности», которые, по определению того же Леонтьева, являются подлинно функционирующими имманентными регуляторами деятельности индивидов, воздействующими на поведение независимо от их воссоздания в сознании, не отвергающие существование не совпадающих с ними как по содержанию, так и по психологической натуре сознательных убеждений или представлений субъекта о своих ценностях.

Я понимаю смысл, в данном контексте, как направленность ценности. Например, я могу в полной мере осознавать ценность глубокого и искреннего общения или ценность взаимодействия с природой; однако ничего не делать для того, чтобы привнести это в свою жизнь. И дело не в лени.

То есть во втором задании необходимо оглянуться вокруг себя и ответить на вопрос: «Для чего мне привносить данную ценность? Куда я хочу / могу / должен её направить?». Например, я могу осознать, что моя ценность глубокого и искреннего общения приносит мне и другим людям чувство удовлетворения и наполненности; тогда больше вероятности появления внутренней мотивации реализовывать свою ценность для себя и других людей.

Задание 3. Самонастройка. Осознания мало. Для того чтобы жить в соответствии со своими ценностями и реализовывать их по средствам личностного смысла, необходимо также постоянно направлять себя, так скажем, «на волну», на которой мы будем плыть. Нам необходимо «настраивать» себя. Периодически вспоминать о своих ценностях, чтобы они были в фокусе внимания нашей жизненной направленности, чтобы мы руководили нашей жизнью, исходя из них. Когда мы отдаем пульт управления чему-либо вопреки нашей внутренней жизни, мы таим в себе неудовлетворенность, которая постепенно накапливается внутри в виде потери жизненной энергии, и живем не так, как нам хочется.

«Настраивать» себя можно абсолютно по-разному. Кому-то помогает нахождение наедине с природой, кому-то медитация, другим религия или эзотерические практики.

«Самонастройка» позволяет оставаться в ладу с собой и принимать жизненные неудачи, наблюдая, а не проваливаясь в них с головой. Вариантов настройки очень много.

И тогда нам нужно еще несколько составляющих, которые помогут поддерживать этот самый «настрой», а именно: регулярность и дисциплина.

Регулярность как постоянство не значит, что настройку обязательно проводить часто, но это нужно делать периодически. А дисциплина не означает плана и четко подобранного времени, но значит, что это необходимо делать, быть может, вопреки старахам и нежеланию. Дисциплина, в первую очередь, как возможность не поддаваться чувствам и идти вслед за принятым решением. Вслед за решением ежедневно напоминать себе о своих ценностях и спрашивать себя.

Здесь бы я хотел отдать свой голос за медитацию. И немного рассказать о её эффективности в процессе «самонастройки» с научной точки зрения.

При длительной практике медитации происходят различные процессы в головном мозге, но я бы хотел отметить тот, что развивается у людей, практикующих медитацию на протяжении длительного времени.

На первом этапе, когда происходит отвлечение, усиливается активность областей, образующих сеть пассивного режима работы мозга. Она объединяет такие области, как медиальная префронтальная зона коры, задняя поясная кора, предклинье, нижняя теменная долька и латеральная область височной коры. Известно, что данные структуры активны в то время, когда мы «витаем в облаках». Они играют ведущую роль в создании и поддержании внутренней модели мира, основанной на долговременной памяти о себе и окружающих.

На втором этапе, когда осознается отвлечение, активируются другие участки мозга — передняя часть островка и передняя поясная кора (структуры образуют сеть, отвечающую за познавательные и эмоциональные функции). Эти области связаны с субъективно воспринимаемыми чувствами, которые могут, например, способствовать отвлечению во время выполнения задания. Предполагается, что они играют ключевую роль в выявлении новых событий и переключении между разными сетями нейронов во время медитации. Например, они могут вывести мозг из пассивного режима работы.

На третьем этапе вовлекаются дополнительные области, в том числе дорсолатеральная префронтальная кора и нижнелатеральная часть теменной доли, которые возвращают внимание, «отцепляя» его от отвлекающего стимула.

И, наконец, на последнем, четвёртом этапе сохраняется высокий уровень активности в дорсолатеральной префронтальной коре, что позволяет удерживать внимание медитирующего на заданной цели, например, на дыхании.

Другими словами, данные показатели говорят о том, что при длительном занятии медитативными практиками мы способны сохранять, направлять и удерживать внимание, нашу концентрацию на чем-то для нас важном и необходимом, а следовательно, научиться настраивать себя и постепенно строить внешнюю жизнь, исходя из своих внутренних ценностей. То есть формируются процессы, которые автоматически способны «настраивать» нас на что-то по-настоящему ценное и важное для нас.

Подводя итоги, я бы сказал о том, что для развитие внутренней мотивации необходима, с одной стороны, внутренняя работа (в виде диалога с самим собой, осознания, поиска смыслов, регулярности и дисциплины, поиска ориентиров, общения и коммуникации, психотерапии и т.д.), а с другой стороны, недеяние как процесс самонастройки, наблюдения и спокойного пребывания.

Источник: www.aum.news

Добавить комментарий